Andrew (amaliris) wrote,
Andrew
amaliris

Categories:

"Иван Грозный" Ю.Н.Григоровича в БТ 8.11.2012 г.

Обещанный пост.

Мой долгий и напряженный выбор: на какой состав пойти – решился волей случая. Из четырех первых спектаклей я смог посетить только премьерный, в случае с последним желание отдохнуть и выспаться после тяжелой недели театральных и внетеатральных дел пересилило соблазн сходить еще и на М.Лобухина. Так что, для меня героями этого блока «Грозных» стали П.Дмитриченко, А.Никулина и А.Овчаренко, чем я, сразу скажу, ни капли не разочарован.

Но обо всем по порядку.


Критика возобновленного «Ивана Грозного», по сути, повторяет основные мысли, звучавшие в 70-х гг. по поводу его премьеры. С одной стороны, это обвинения в оправдании тирании и «развесистой клюкве» (составляющие идеологический блок критических высказываний), с другой – в самоповторах Ю.Н.Григоровича и скудности хореографического текста.


Иван Грозный. Эскиз декораций С.Б. Вирсаладзе (фото отсюда)

Идеологические претензии полностью безосновательны. Никакого оправдания и никакой апологетики в спектакле нет; судьба Грозного, как она показана балетмейстером, представляет собой картину падения и разложения человеческой личности. Герой, вступающий на сцену под славления народа, счастливый жених, победитель Казанского ханства, в финале он кривляется в скоморошьей пляске и, преследуемый образами собственных злодейств, мучительно вырывается из плена галлюцинаций (к слову, Иван премьерного состава – П.Дмитриченко – идет в патологической трактовке персонажа еще дальше постановщика, об этом подробнее ниже). Тем более, нет в балете «развесистой клюквы» - ей попросту не в чем проявиться, потому что Григорович нигде не обращается к жанровым зарисовкам.

Претензии к хореографии, напротив, связаны с некоторыми объективно присущими ей недостатками, хотя и не отражают адекватно их суть. Чтобы понять, что на самом деле в ней не так, нужно зайти как раз с другой стороны и начать разбор с достоинств постановки.

Они, в первую очередь, в ее драматургии. В «Грозном» Григорович наиболее полно воплотил принцип целиком танцевального, построенного на сопоставлении различных хореографических пластов, спектакля. Отдельные эпизоды то складываются в большие сюитные структуры (например, выходы звонарей, народа, бояр и Курбского, Грозного, невест в начале балета; разделы битвы), то монтируются по принципу противопоставления (монолог Курбского – пир бояр со смертями – бегство Курбского – молитва - пляска опричников – видения Грозного во втором акте). Действие выстроено логично, без длиннот и недоговоренностей, и полностью «читаемо»; оно изначально рассчитано на балетную сцену, а не рождено путем инсценировки литературного сюжета.


Иван Грозный. Эскиз декораций С.Б. Вирсаладзе (фото отсюда)

Потрясающие находки есть в режиссуре; их достаточно просто перечислить. Это образ дворца с прозрачными стенами – дворца, населенного врагами и призраками смерти. Это и сами «лики смерти», словно взятые со старых лубков, приходящие, как в моралите, на пир к отравившим царицу боярам и закручивающие их в «пляске смерти», преследующие сначала внешних (татары), потом внутренних (бояре) врагов (жалко, что балетмейстер не догадался полностью завершить эту линию, окружив теми же смертями героя в его галлюцинациях, а ввел в них неких условных «дев» с мечами). Это смотрины невест, когда в русском танце появляется группа девушек, царь подходит к одной из них (до сих пор ничем не отличавшейся от остальных), поднимает ее с колен – и вот перед нами героиня. Это недоброе волхвование бояр над отравленным напитком. Это белая фигура царицы на высоком пьедестале, безропотно принимающей из рук бояр роковую чашу. Это трагическая ночная сцена в соборе, где среди сошедших со стен ангелов царь баюкает в последней колыбельной тело мертвой жены. Это расправа скоморохов над боярами, в конце которой главный из них снимает маску и оказывается Грозным. Это интермедии звонарей.


Аника-воин и Смерть. Русский лубок XIX века (фото отсюда)


Бернт Нотке. Пляска смерти (фото отсюда)


Бернт Нотке. Триумф смерти (фото отсюда)

Но, обратившись к мотивам низового искусства в драматургии и режиссуре, Григорович не сделал того же самого в хореографии. Не беда, что Грозный где-то повторяет Северьяна, а кордебалет – народные танцы из «Каменного цветка», что в битве с татарами легко узнаются какие-то мотивы батальных картин из «Спартака» и вальса снежинок из «Щелкунчика», что танцевальная фактура некоторых дуэтов и монологов слишком уж разрежена, что некоторые фрагменты наивно-иллюстративны (например, скачка Курбского на коне). Проблема в том, что партии героев и кордебалета слишком академичны, им не хватает смелого примитивизма и экспрессионистского излома (одна группа персонажей – «вестницы победы» - и вовсе вызывает недоумение: откуда эти женщины в античных доспехах и с классической лексикой в русской трагедии?). Хореографический текст, несмотря на отдельные удачно найденные пластические интонации (в первом монологе Ивана, в сцене болезни, в адажио с мертвой Анастасией, в пляске скоморохов) в целом требует от исполнителей того пресловутого «окрашивания» движений, которым грешил драмбалет. Единственные, кто получил выразительную пластическую характеристику, – это смерти, сидящие и по-паучьи ползущие в глубоком плие по второй позиции и вращающиеся в блинчках в аттитюде вперед. Остальные образы (опять-таки, как в драмбалете) могут быть решены лишь актерскими средствами, при том осложняющем работу артистов обстоятельстве, что, в отличие от хореодрам, в «Иване Грозном» игровых мизансцен практически нет.


Иван Грозный. Эскиз декораций С.Б. Вирсаладзе (фото отсюда)

Премьерный состав центральной тройки персонажей, в общем, преодолел все трудности материала и показал интересные исполнительские трактовки.

Царь Иван – П.Дмитриченко с самого начала был отмечен печатью мрачной жестокости, мании преследования, болезненной тревоги. За его плечами явно стояла смерть матери и совсем недетское детство. Трагический финал был предрешен с первого выхода, внешние события могли его отодвинуть во времени, но не могли предотвратить. Этот Грозный дорожил Анастасией и оплакивал ее именно потому, что она давала ему чувство покоя. Но если жена и была для него лучом света, то на самого героя просветление не нисходило: даже во время любовных дуэтов он не переставал судорожно оглядываться по сторонам в поисках мерещившихся ему врагов, не изменял своей хищной повадки. Полное забытие в жестокости наступало в финале: Иван казался безумным, его ноги заплетались, глаза блуждали, лицо искажалось. Нельзя согласиться с замечаниями критики о нечистом исполнении каких-то движений. Т.е., конечно можно, но только если рассматривать движения с чисто школьных позиций, в отрыве от создаваемого артистом образа. Недеформированная классическая работа ног в этой партии пришла бы в противоречие с гротесковой пластикой всей фигуры; в «неправильности» некоторых па здесь скорее следует видеть последовательно проведенный исполнительский замысел, чем недостаток выучки.


Павел Дмитриченко - Иван Грозный (фото Д.Юсупова с сайта БТ)

А.Овчаренко своим Курбским еще раз доказал, что ему под силу отнюдь не одни только роли принцев, но и далекие от идеализированных классических образов герои. Правда, пока в его князе слишком много характерно-русского, периодически национальные краски заслоняли внутреннюю жизнь персонажа.


Артем Овчаренко - Курбский (фото с фан-страницы на фейсбуке)

Анастасия – А.Никулина

На правах ремарки замечу: Анна должна быть благодарна своим критикам. Зная отрицательные отзывы о ней на форуме и в ЖЖ, я настолько настроился увидеть плохое выступление, что в итоге оно мне понравилось значительно больше, чем, если бы я смотрел ее, не зная о ней ничего. Откровенно говоря, я до сих пор не могу определиться, в какой мере она объективно хорошо станцевала, а в какой увиденное просто не совпало с моими негативными ожиданиями.

Ее царица выглядела «героиней поневоле», тяготящейся выпавшей ей судьбой и чуть ли не с облегчением принимающей смерть от яда. Не берусь судить, насколько роль оказалась по артистке и насколько артистка – по роли, что пришло от сознательной работы, а что – от имевшихся ресурсов, но в целом впечатление осталось более, чем благоприятным.


Анна Никулина - Анастасия (фото Д.Юсупова с сайта БТ)

Скажу еще, что премьера развеяла мой скепсис в отношении целесообразности возобновления «Грозного». Моим любимым балетом он, правда, как не был, так и не станет, но в репертуаре театра он, безусловно, займет свою нишу.

Если вдруг кто-то не видел балет, даю ссылки на либретто и запись с одним из лучших Грозных - И.Мухамедовым,
а также с первым Грозным - Ю.Владимировым (ссылка любезно предоставлена уважаемой anemona_n)

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запреще
но.
Tags: Балет, Большой театр, Григорович, Дмитриченко, Иван Грозный, Никулина, Овчаренко
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments