?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

С большущим опозданием выкладываю текст о прошловоскресной СК. Если что - смотрел в театре, впечатления "с места боевых действий":)

«Спящая красавица» в Большом театре 20.11.2011 г.

Возобновленная «Спящая красавица» стала первой балетной премьерой на открывшейся Основной сцене Большого театра. Превью обещало «сказочный спектакль с глубоким философским подтекстом — яркий, парадный, взыскующий идеальной гармонии … в новом праздничном обличье». Сказать, что сама постановка в полной мере оправдала заранее данную характеристику, нельзя.

Несмотря на марку «новой хореографической редакции», меньше всего изменений оказалось как раз в хореографии. Если не принимать в расчет отдельные мелкие детали, нововведения в этой области сводятся к следующему: в прологе купирован вальс фей, сиренок и пажей; в сцене «Нереид» место ранее существовавшей вариации Авроры на музыку «Золота» заняла лирическая вариация из версии К.М.Сергеева; в третьем акте полонез танцуется перед интермедийным занавесом, переделан танец Красной шапочки и Волка (теперь он идет с «аккомпанементом» шести елочек, зачем-то украшенных серебряным дождем), купирована вариация феи Сирени перед Па де де.

Оформление спектакля, напротив, существенно отличается от предыдущего варианта, принадлежавшего С.Вирсаладзе. И отличается, увы, не в лучшую сторону.

Сценография Э.Фриджерио плохо сочетается с мизансценами и танцами Ю.Григоровича. Только удивление вызывает информация о том, что художник и балетмейстер работают вместе уже в третий раз – настолько несовместимыми, подчас мешающими друг другу иногда выглядят их задумки. Так, в прологе из декорации исчез большой портал – и сразу пропал весь эффект от выхода фей. В первом действии не стало дворцовой лестницы – и в эпизоде засыпания замка красивая процессия, картинно замиравшая на ее ступенях, превратилась в простую группу из нескольких стоящих пар миманса. После пробуждения Авроры опускается интермедийный занавес (это нужно для того, чтобы установить пратикабль с двумя тронами) – и идущий на просцениуме полонез производит впечатление наскоро сочиненной для заполнения «сидячего» антракта сценки. К тому же, художник совершенно не позаботился о заполнении сценической площадки, она остается все время пустой, вызывая курьезную ассоциацию нарочито облегченным оформлением спектаклей гастрольных трупп. Это выводит на курьезы и балетмейстера – у него просто не остается других вариантов расположения миманса, кроме как парами вдоль кулис: в результате на совершеннолетие Авроры попадает 18 человек гостей, на свадьбу – 16. Вдобавок ко всему, сцена покрыта разукрашенным (приблизительно барочный узор) линолеумом, который не позволяет использовать люк для исчезновения феи Карабос (злая волшебница «незаметно» убегает в кулису, «скрытая» струей дыма) и чудовищно скрипит во время танцев. О живописной стороне декораций говорить особо нечего – настолько нейтрально, настолько «никак» выполнены «туманный» задник, белые с золотом колонны кулис, два пратикабля (с колыбелью Авроры в прологе и с тронами короля и королевы в третьем акте) и интермедийный занавес. Во втором акте декорация не меняется, ставя перед зрителем неразрешимую загадку: ведь если представить (а без воображения тут никуда, т. к. зарослей нет), что Дезире охотится в заросшем саду короля Флорестана – становится непонятным – куда он плывет на ладье феи Сирени, неужели делает круг?

Не лучше обстоит дело с костюмами Ф.Скуарчапино. Чересчур бытовые, лишенные сказочности и театральной условности, они пестрят неприятным сочетанием ярких красок. Пролог и первый акт (относительно благополучные в цветовом решении) содержат два необъяснимых с позиций здравого смысла хода: среди охристых юбок танцовщиц пейзанского вальса есть несколько темно-розовых, причем их распределение в танце не подчиняется никакой системе, а четверо претендентов на руку Авроры зачем-то одеты в костюмы разных национальностей (в том числе русской и арабской) – хореографический текст, где общение принцев с Авророй строится по нормам европейского этикета, не дает к тому никаких оснований. В двух последних актах подобных «изобретений» нет. Зато там художник развертывает «на полную мощь» свою палитру и выпускает на сцену дам в платьях, сочетающих голубой и фиолетовый, оранжевый и синий цвета.

Плохо выполнена музыкальная часть спектакля. Купюра в прологе сделана «как ножницами» - невольно вздрагиваешь, когда затихает антре и оркестр громко провозглашает фанфару, начинающую адажио фей. Разумеется, здесь следовало сохранить небольшую интродукцию перед адажио – она бы прекрасно состыковалась с предыдущим музыкальным куском. Но этот ляп меркнет рядом с невообразимо медленными темпами, в каких вел оркестр В.Синайский. «Чтение» музыки «по слогам» сгубило большую часть танцев (особенно – Па де де Голубой птицы и принцессы Флорины) и мешало танцовщикам. Д.Холберг во втором акте едва попадал в музыку своими (вообще-то немаленькими) прыжками, а затем его ноги буквально заплетались от необходимости растягивать связующие движения. В третьем акте Кот в сапогах и Белая кошечка (И.Цвирко и Ю.Лунькина) какое-то время стояли неподвижно и ждали, пока дирижер догонит их. А.Овчаренко и Н.Капцова (Голубая птица и принцесса Флорина) и вовсе заслуживают особой награды за то, что сумели хоть как-то выйти из борьбы с засыпавшим оркестром.

Судить работавших в таких условиях исполнителей было бы неправильно и непродуктивно. Поэтому остановлюсь лишь на некоторых.

Аврора – С.Захарова … это был не ее спектакль. Уже в антре чувствовалось, что она танцует «без души». В адажио с четырьмя кавалерами Захарова как будто бы овладела собой – широкие позы с открыванием ноги в девелоппе алясгон, аттитюды, мелкие движения ног во вращениях пропевались уверенно, четко, но вместе с тем и мягко. Однако уже в вариации артисткой овладела прежняя апатия. В «Нереидах» и свадебном Па де де ее танец портила слишком резкая работа спины и рук.

Среди солистов и корифеев – из фей пролога в положительном плане выделились Д.Хохлова – Кандид, К.Керн – фея, рассыпающая хлебные крошки, А.Сташкевич – Канарейка, но совсем не в форме были Е.Андриенко – Виолант и М.Аллаш – Сирень (не лучше танцевавшая и в остальных актах). А.Лопаревич – Карабос переигрывал в пантомиме, но танцевал очень вяло. Не особо удачно станцевала восьмерка фрейлин в первом акте – нечеткое соблюдались позиции ног, смазывались отдельные па.

Остальные артисты выступили средне, без особо заметных достоинств и недостатков.

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
amidala_ru
26 ноя, 2011 08:03 (UTC)
Все именно так:(((
Замах на рубль, а "выхлоп" на копейку.
amaliris
5 дек, 2011 16:34 (UTC)
Ну, собственно, иного и не ожидалось. Только вот декорации и костюмы Вирсаладзе жалко.
Я, кстати, заметил - там еще охоту сократили, на спектакле не обратил внимания.
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Latest Month

Февраль 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Тэги

Разработано LiveJournal.com
Designed by Jamison Wieser