?

Log in

No account? Create an account
Доброго времени суток!!!
Вы читаете мой журнал, предназначенный для публикации плодов творчества и постов о балете. Сейчас в его тематике преобладает второе.
Сцена первая. Жан Расин запрещает своему сыну посещать театральные представления.
Сцена вторая. На развалинах греческого амфитеатра двое или трое героев (нас, впрочем, будет интересовать один из них) слушают экскурсовода. Его монолог дик, но музыка и пантомима троих дают понять, что смысл сцены совсем не в словах.
Сцена третья. Утро. Жена художника наносит последние штрихи на картину мужа. Она одета в просторную мужскую рубашку и больше ни во что. Она сидит за мольбертом, поджав одну ногу.
Сцена четвертая. Вальгалла в разрезе, обложенная поленьями из ясеня. Дрожащие боги и герои восседают по краям зала. Валькирии простерлись перед Вотаном. Вальтраута тихо подползает и прислоняется к его груди.
Сцена пятая. Галантный век. На закате (Галантный век на закате). Холмик. Качели подвешены между двумя деревьями. Виконт качает на них маркизу. Два пажика играют на пошеттах. Когда совсем темнеет, они надевают маски Пульчинелл.
Сцена шестая. Бель Эпок. Табльдот в слишком типичном итальянском отеле. Июнь. Жара. За столом восседают молодые и красивые люди, опереточно загримированные под стариков. Они старательно изображают, что серьезно едят и разговаривают. Среди них двое или все трое из слушателей экскурсии (сцена 2), в том числе - интересовавший нас герой. Входит некто, опереточно наряженный средневековым японцем. Пауза, потом все начинают смеяться. Сбрасывают свои опереточные костюмы, встают, обнимаются, выпивают.
Сцена седьмая. Галерея княжеского дома. Пейзаж в духе Венецианова. Вечер. По галерее идет немец лет 30 в опрятном сюртуке по моде конца 1820-х. Он останавливается у деревянной колонны в позе Наполеона. Где-то сбоку высвечивается Иоланта, просящая музыкантов прекратить игру. Далее она поет про "час, когда не будет греть нас солнце". Все с музыкой Чайковского.
Сцена восьмая. Фантастический Эдо, существующий лишь в кабукианских спектаклях. Веселый квартал. Прямо - большая улица, сбоку - темный переулок. Чуть дальше виден дом, не относящийся к веселому кварталу. Новогодний вечер к ночи. Валит снег. Уличная жизнь замирает. В переулке Идаю и Оноэ готовятся покончить с собой. Роль Оноэ играет один из тех, кто слушал экскурсию (сцена 2). Когда Идаю поднимает меч, окно дальнего дома освещается. Видны силуэты Синдзабуро и прижимающегося к нему скелета. Идаю от ужаса роняет меч. Он и Оноэ в страхе обнимаются. Снег падает гуще. Все это происходит под аккомпанемент гидаю. Его изображает герой, интересовавший нас в сцене 2 и потом эпизодически появлявшийся за табльдотом.
Сцена девятая. Улица Корсо в Риме. Последний день Карнавала (по Гете). После толкотни и эпизодов масок на уличные подмостки выходит Аполлон и в арии предлагает толпе новое зрелище. Ясон (все тот же герой из сцены 2) убивает дракона и засевает поле его зубами. Из них вырастают золотые воины, танцующие мореску. Шествие со свечами. Крики "Sia ammazzato chi non porte moccolo!". Каждый с криками гасит свечу соседа, пока не наступает полная темнота.
Сцена десятая. Из темноты выплывают две маленькие уличные сцены. Актер в костюме Просперо на одной читает эпилог "Бури". Актер в костюме Розалинды на другой читает эпилог "Как Вам это понравится".
Ах, до чего хороша была маленькая Маша (Елизавета Кирьякова)! Помахивала волшебной палочкой, "управляя" вращениями Куклы-балерины, с первого взгляда влюблялась в игрушечного Щелкунчика, уговаривала няню разрешить лечь спать около ёлки, рядом с новым любимцем, пугалась мышей, следила из-за диванчика за битвой - ей верилось во всем. Пуантную часть партии (игру со Щелкунчиком и колыбельную) станцевала так, как могла бы станцевать и взрослая артистка, но с милой детской старательностью - будущая балерина, ответственно подходящая к доверенной ей главной роли. Вот бы в этом спектакле с Елизаветой случилось настоящее чудо, и через несколько лет мы увидели ее Машей-принцессой!

Принцесса-дебютантка сегодняшнего дня (Анна Окунева) стабильна и крепка технически. В первом акте и в начале второго она слишком активно играла. Руки по большей части были не введены в танец, а подготовлены для пантомимного общения с партнёром, мимика слишком сильна, реакции резки. Это не гармонировало с костюмом: от артистки, выходящей на сцену в шопеновке, ждёшь обобщенно-лирического образа. Не знаю, читает ли Анна отзывы в сети, буду рад, если следующих спектаклях она уберет эту густоту игры. Сказочный сон и есть сказочный сон, в нем все переживания должны быть легкими и светлыми. Па де де было точно и академично. Адажио и вариация - просто очень-очень здорово, в музыку, с настроением. В коде первый сольный кусочек станцевать пошире, и будет совсем прекрасно.

Искренне сочувствую Евгению Жукову, сломавшемуся на половине дебюта!!! Неудачное приземление после сиссона на просцениуме, и, как следствие, в Па де де вышел Иван Михалёв.

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запрещено.
Аманда Гомес и Вагнер Карвалье. Свадебное Па де де из "Спящей красавицы". Соглашусь со словами Захаровой и Семеняки: артисты хорошо понимают, как нужно танцевать СК. Но, добавлю уже от себя, этот балет не самым лучшим образом им подходит. Общую оценку отложу до следующих выпусков, а про сегодняшний скажу только, что мне хотелось замедлить музыку в адажио. Тогда и фразировка танца стала бы четче. Там, где должен быть арабеск, был бы арабеск, а не взмах ногой. Там, где пируэт завершается выходом в позу, поза фиксировалась бы, а не намечалась.

Мики Нисигути и Алексей Селиверстов. Па де де из "Ярмарки в Брюгге". Русский Бурнонвиль как он есть, с естественной и незаметной виртуозностью, с шаловливым пейзанством и совсем без датского акцента. Вот последнего - небрежно-свободных рук, крепко схваченного суховатого корпуса - мне самую малость не хватило. Мы живем в цифровом веке, найти видео с исполнением носителей стиля и подсмотреть у них характерные черты - не проблема. Но вообще очень сильное выступление, увлекло через экран, и екатеринбуржская пара, до проекта мне неизвестная, сразу попала в число моих фаворитов.

Радка Приходова и Адам Звонар. "Из дневника", хореография Ивана Лишки. Присоединяюсь к мнению жюри, оценивать артистов по этому номеру трудно.

Ксения Захарова и Николай Мальцев. Па де де из "Щелкунчика", постановка Начо Дуато. Теперь скажу от себя: оценивать танцовщиков в этой хореографии предельно трудно. Было немало уверенно сделанных комбинаций - и можно поздравить обоих с тем, что они что-то покорили. Было некоторое число подваленных к концу вращений - ну так чего требовать, если балетмейстер приложил все усилия, чтобы раскоординировать исполнителей? Жду следующих выпусков.

Скайла Брандт и Джулиан Маккей. Па де де из "Жизели". Скайла - техничная и стильная Жизель, даже после вчерашнего спектакля с Кардаш оставила приятное впечатление. Не просматривалось в ней пережитой трагедии, но, может быть, в целом балете все иначе. Джулиан показался хорошим партнером и солистом в классике. Оценивать его Альберта как персонаж не стану. Эту роль нужно видеть полностью или не судить об образе вовсе, во фрагментах он не существует. Вариация была несколько чрезполосной. Много игры, танцевальные па, где возможно, осмыслены как жесты (ранверсе - отчаянный бросок всем телом назад, прогиб в спине - всплеск горя и т.п.). Из-за этого там, где движения не допускают прямого действенного истолкования (выход на пируэт и т.п.), возникали стилистические микро-разрывы в танце.

Елена Свинко и Георгий Болсуновский. Па де де Дианы и Актеона. Пара, знакомая мне по Красноярску, тогда ученики, сейчас артисты. Елена расцвела, Георгий сильно вырос в профессиональном плане. Па де де выбирали, очевидно, в расчете на него и не прогадали. Нестандартный по нынешним временам Актеон, не трюкачащий, а делающий ставку на скульптурную лепку движений, действительно античный герой. Елену, конечно, лучше раскрыло бы что-то лирическое, очень жду следующих ее выходов на проекте. И тоже надеюсь, что после "Большого балета" появится возможность видеть ее на иных сценах, помимо красноярской.

Ксения Шевцова и Дмитрий Соболевский. Дуэт Марии и Рудольфа. Опять же весьма спорный, с моей точки зрения, выбор номера. "Майерлинг" не поддается расчленению на конкурсные отрывки. Вырванный из контекста дуэт потерял не только драматическую наполненность, но и сюжетным смысл. Даже я, не раз видевший спектакль в театре, какое-то время думал, что они танцуют финальный дуэт. Боюсь представить, что поняли телезрители, не знающие балета. Шевцова понравилась, свободно справляется с технической стороной, понимает, что хочет донести до зрителя, и доносит. Мария - ее давняя и признанная удача, одна из тех партий, в которых Ксения по-настоящему на своем месте. Таковой она осталась и в проекте. От меня тоже десятка)) Единственное, не могу ручаться, что сужу именно показанный фрагмент, не экстраполируя на него прежние впечатления от спектаклей. У Соболевского не увидел ничего внятного, но тут и в хореографии ничего внятного для Рудольфа нет. Если бы танцовщик показал законченный образ - это было бы почти чудом.

Мой личный список лидеров по итогам первого выпуска: Нисигути - Селиверстов и Свинко - Болсуновский.

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запрещено.
Одновременно на Кремлёвском фестивале Мария Кочеткова и Даниил Симкин танцевали "Дон Кихота". Выбор дался с трудом, но в итоге я не пожалел о своем решении.

Сергей Мануйлов и Наталия Клейменова вели спектакль в полном смысле слова. Это была та степень погружения в роли, когда хореография как бы растворяется в исполнении. Знакомый с детства балет (особенно первый акт - монолог Данилы, встречу с Катериной, помолвку, расставание) я смотрел так, словно он сотворялся здесь и сейчас.
Сергей в работе со старшим Смилевски перенимает ту классическую выделанность движений, которую много лет демонстрировал и, к счастью, продолжает демонстрировать его педагог. Прогресс заметен в каждом новом выступлении. К исходной актерской глубине добавляется красота мужского танца, порождённый личностью Сергея образ, ни в чем насильственно не искажаясь, обретает все более совершенную форму.
Наталию я, признаюсь, до сегодняшнего вечера считал артисткой, рождённой для роли Хозяйки, а не Катерины. Тем радостнее было увидеть в ней почти безупречную Катерину, ни капли не наигрывающую, идущую от себя.

Про Северьяна - Алексея Любимова я подробно писал после его дебюта. Содержание роли с лета не изменилось, но образ укрупнился. Сегодня, когда на помолвке друзья и подруги отшатывался от пасов Северьяна, в их реакции не было ничего условного. Руки Алексея в самом деле посылали энергетические импульсы, искривлявшие пространство, управлявшие кордебалетом.

Мария Бек станцевала Хозяйку намного лучше, чем в предыдущие разы. Были верные движения в партере, по-настоящему "ползущие" па же буррэ и шенэ ящерки, хорошо сыгранные сцены с Северьяном и финал. Но хочется более четкой фиксации поз в прыжках, больше загадочности при появлении и кипящей внутри горькой досады в дуэте с Данилой перед его окаменением.

Ну и напоследок - мини-открытие вечера: Юрий Выборнов в двойке цыган-гитаристов. Точное попадание в типаж и ровно такая манера, какая нужна для "Цыганской рапсодии". Посмотрел бы его Молодым цыганом.

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запрещено.
Вчера Диана Косырева станцевала свой последний спектакль в составе балетной труппы Большого театра. Я наблюдал за нею почти что с первых ее шагов. Как-то случайно зашел в августе 2010 г. в Новую оперу на "Щелкунчик" с ее участием и понял, что такую артистку нельзя упускать из внимания. Видел все ее роли у Касаткиной и Василева (кроме Сванильды, которую она станцевала один раз), все без исключения роли в Большом. Следил за тем, как совершенствовались от спектакля к спектаклю, например, ее Китри или Маша. Теперь не знаю, получится ли когда-нибудь снова на нее попасть.

Хочу разместить запись очень давнего, еще до ухода из ГАТКБ, выступления Дианы в "Жизели". Она танцует Мирту (и пейзанское Па де де, но его мы видели и в Большом). А такой Мирты (дианиной или похожей) не видели. Девственная фея, весталка волшебного леса подставляет лицо и грудь лунному свету, плывет над травой в арабеске, неспешно посылая руку вперед в повелительном жесте, играет цветами, рассыпая из них пыльцу на кустарники, вычерчивает в полетах таинственные узоры. Преследует Ганса и Альберта потому, что они решились войти в запретный мир, потревожили покой мертвых невест, обреченных на вечное целомудрие (и ее собственный покой тоже).
Видео под катомСвернуть )

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запрещено.
ПОДОШВЫ СЕВЕРЬЯНА

Спектакль 28 июня создал прецедент единовременного обновления большей части мужского состава. В этот вечер на сцену вышли новый Данила (Иван Михалев), новый Северьян (Алексей Любимов), новый Молодой цыган (Евгений Жуков) и множество дебютантов в партиях помельче. Но без вопросов удачно выступил только Любимов.

Его Северьян решался в двух планах: бывший первый парень на деревне, спивающийся до чертиков, и почти инфернальный маньяк. На помолвке Катерины и Данилы ползучее зло - липкое и неостановимое - в миг расстраивало праздник, приглушало свет, охватывало людей, высасывало из них радость. Через жестокие бытовые краски проступала архаическая мистика: в положениях рук и головы присутствовало что-то от египетского скарабея. Когда обережные подали Северьяну кнут, я испугался, что он по-настоящему огреет кого-нибудь из кордебалета. Но когда во втором акте он куражился перед Катериной, в пьяных коленцах распоясавшегося приказчика угадывались и былая удаль, и чисто русская мужская красота, и энергия, не имевшая приложения к здоровым формам жизни, перебродившая, вошедшая в ущерб. Картина этого ущерба развернулась на ярмарке. Отупевший от хмеля, почти утративший человеческий облик, Северьян шатался среди цыган, братался со случайными встречными. Его глаза мутнели, руки беспорядочно размахивали, тело не слушалось и неслось куда-то само, подошвы все крепче приставали к грунту. Гибель была поблизости. Не подоспей вовремя Хозяйка, Северьян бы сам пробил землю отнятой у цыгана гитарой и сгинул в недрах.

Второе событие вечера - возвращение Полины Заярной к партии Молодой цыганки. По сравнению с прошлыми спектаклями ее героиня изменилась. Нет больше смелости и гордой независимости от окружения. Нет рук медового цвета, вольно раскинутых в осеннем воздухе. Теперь во всем преобладает трагизм. Забитая девушка дичится собственного табора, нехотя усаживается на ковер, сжимается в комок, когда к ней лезет Северьян. Ее сольный танец подобен тем цыганским песням, которые не оставляют спокойным никого. Он начинается с интонации степной тоски, подлинной и щемящей, и срывается в быстрой части на буйное веселье. Слышится звон монист и гитар, разносящийся далеко по вечерней равнине.

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запрещено.
Посмотрел видеозапись двойного дебюта Кристины Шапран и Кимин Кима в "Юноше и Смерти". Вспомнилось из "Попытки комнаты" Марины Цветаевой:

"ТРИ СТЕНЫ, ПОТОЛОК И ПОЛ. // ВСЁ, КАК БУДТО? ТЕПЕРЬ — ЯВЛЯЙСЯ!"

И еще оттуда же:"А фаэтонов тормоз-то — // Стол? Да ведь локтем кормится // Стол. Разлоктись по склонности, // Будет и стол — настольности."

Перекошенная мансарда держит в плену Юношу - Кима, расплющивает его по себе, заставляет обтекать телом контуры предметов, угрожает гравитацией. Он страдает не от бедности и одиночества, а от того, что границы внешнего мира слишком тесно к нему подступили. Не от долгого ожидания, а от того самого течения времени, от того, что не может остановить бесконечное биение секунд по запястью. Попытки преодолеть притяжение пола оборачиваются падениями. Попытки вовлечь пространство в собственное движение (тур лян в арабеске со стулом в руке) обречены. Когда Юноша балансирует на вытянутых руках над стулом и потом опять падает - в этом видится прообраз его будущего полета в петле. Быт полностью исключен Кимом из роли, все заострено, как в графике Кокто, до резких линий, схватывающих суть, минуя детали, и среди них находится место для жестов и взгляда загнанного в угол зверька, до нелепо беспомощных мальчишеских слез.

Смерть - Шапран то играет Юношей, то играется с ним, то заигрывает - оттенки настолько же важны, насколько и неожиданны у артистки. (Та ли это Кристина, которую мы привыкли видеть самой интровертной в мире Жизелью? Девушкой, с опущенными глазами приближающейся к Зигфриду?). Легкость, с какой она перемещается по комнате, заставляет Юношу больнее переживать свою прикованность к месту. Но нужны более острые, "стучащие" шажки на пальцах, особенно там, где Смерть, сидя, поворачивается к Юноше и от него. И движения рук не везде четки.

Когда перед уходом она разбрасывает стулья, снова ставит "главный" стул на место, и объясняет, что путь на свободу лежит через петлю - выдвигается на первый план заявленная Кимом в начале тема плененности. Юноша покорно забирается на виселицу, и, после еще одного, на грани натурализма и карикатуры, приступа, страданий наступает освобождение: от собственного Я (на лице - костяная маска), от угловой комнаты и содержимого трёх ее стен("за четвёртую не ручаюсь"), от плена матери.

Мы никогда не узнаем, куда ведёт пролегающая между крыш дорога, что Юноша оставил и что получит взамен. Но судя по тому, как у Кима он всматривался в льющийся с высоты свет, там ему стало лучше, чем было здесь.

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запрещено.
Пока совсем коротко.

Главное впечатление от вечера - все очень и очень длинно. Сложно смотреть без перерыва почти два часа дуэтов, потом еще почти два.

В плюсы занесу: выступление Терешкиной в Па-де-де Чайковского-Баланчина и Новиковой в свадебном Па-де-де из СК (только Виктории нужен для этого номера партнер повыше, а Олесе не стоит надевать пачку с такой огромной и "сломанной" пополам юбкой, ноги под ней теряются), танец Белякова - Голубой птицы (за полтора года Артемий вырос из солиста в премьера и в самого интересного для меня молодого танцовщика БТ), дуэт Светланы Захаровой и Михаила Лобухина ("Тристан и Изольда" К. Пастора; исполнительская работа высшего класса, но мне жаль, что классическая балерина № 1 в мире не станцевала в честь юбилея Петипа что-нибудь в постановке юбиляра).

В личные плюсы добавлю возможность снова увидеть танцующим Мануэля Легри. Рад, что он сохранил хорошую форму для сцены. Но номера он выбрал слишком похожие друг на друга. Я бы предпочел увидеть во втором отделении дуэт из ноймайеровской "Сильвии", который Легри танцевал в прошлом месяце в Японии.

Вполне на уровне была принцесса Флорина - Анастасия Денисова. Видел ее Зарей и Молитвой в премьерном блоке "Коппелии", вчера увидел Флориной, и все три раза не мог понять, почему эту артистку ругают на балетном форуме.

В минусы - современный номер Осиповой, тоскливый, затянутый и в темноте. Белое адажио из ЛО (Люсия Лаккара - Марлон Дино), по-моему, следовало танцевать с кордебалетом.

Остальное было в меру интересно. Возможно, напишу позже поподробнее. Сейчас мысли по поводу огромной программы плывут перед внутренним взором и не собираются в целое.

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запрещено.
Размещаю текст о «Щелкунчике» Алексея Мирошниченко. Он писался как журнальная статья, но, по определенным причинам, не пошел в печать.

ПЕРМСКИЙ «ЩЕЛКУНЧИК». КЛАССИКА И ТРАГЕДИЯ

1 февраля Пермский балет показал в Москве «Щелкунчика» – новую работу своего главного балетмейстера Алексея Мирошниченко. Партию Маши станцевала guest star театра Наталья Осипова.

Для Мирошниченко «Щелкунчик» – второй, после «Лебединого озера», опыт перестановки старинного балета. Оба спектакля, взятые в совокупности, позволяют говорить о сложившемся у него методе работы с классикой. Хореограф не полемизирует с предшественниками, не уходит от сделанного ими во что бы то ни стало, но и не следует за ними пассивно. Используя наследие как основу для собственного творчества, он ищет и, в большинстве случаев, находит свое место в вековой традиции.

Тем же путем идут его уже постоянные соавторы – художницы Альона Пикалова (декорации) и Татьяна Ногинова (костюмы). Три года назад они придумали для «Лебединого озера» старинные пачки с провисающими юбочками-абажурами, слегка архаизированные – в духе академизма конца XIX века – декорации. Театральное прошлое присутствует и в сочиненном ими оформлении «Щелкунчика». Пролог разворачивается на фоне зимнего Петербурга, увиденного через призму балетной сцены. Пейзаж с куполом Исаакия на дальнем плане, фланирующие по улице фигуры (раешник, торговцы снедью, горожане всех возрастов и сословий, дети) отсылают не столько к реальному городу, сколько к его образу, воссозданному А.Н. Бенуа и М.М. Фокиным в масленичных картинах «Петрушки». Далее перед зрителем проходят аляповатая, но уютная, напоминающая павильонные декорации XIX в., гостиная Штальбаумов, условный сине-белый зимний пейзаж «Снежинок» и, во втором акте, Блюменбург – парафраз пестрого, витринно-феерического Конфитюренбурга К.М. Иванова и И.А. Всеволожского из «Щелкунчика» 1892 г.

Внутри этой живописной рамы разворачивается история, почти до финала совпадающая с привычным сценарием балета. Сами отступления от канона в основном заимствованы из других постановок. Так, перенос действия в императорский Петербург уже был опробован Еленой Кузьминой (в Театре балета Константина Тачкина) и Начо Дуато (в Михайловском театре). Идею показать в первой картине вместо танцев заводных кукол сказку о принцессе Пирлипат давным-давно предложил Игорь Бельский (в МАЛЕГОТе). Затем ее подхватили Наталья Касаткина и Владимир Василев в руководимом ими Театре классического балета (их вариант, в котором спектакль разыгрывают родители Маши, наиболее близок к пермскому), а недавно тот же драматургический ход повторили в Берлине Юрий Бурлака и Василий Медведев. Сцену прибытия героев в волшебное царство феи Драже и пантомимный рассказ о битве с мышами сохранил в своей редакции лондонский Королевский балет.

При желании список источников можно было бы продолжить. Пошаговый анализ пермской постановки выявил бы немало точек ее соприкосновения с уже существующими «Щелкунчиками». Суть, однако, не в них. Ориентируясь на различные версии в общей конструкции сюжета и во многих частностях, Мирошниченко сохраняет авторскую интонацию в главном – в хореографии.

Он насыщает виртуозными движениями Детский марш, вводит неоклассическое трио офицеров в начало Гросфатера. В историко-бытовых танцах родителей он акцентирует подскоки. Отанцованное таким образом действие движется легко и динамично. В обоих адажио балетмейстер чаще, чем принято в академическом дуэте, разворачивает партнеров лицом друг к другу. Постоянные встречи их глаз, доверительные соприкосновения рук вносят в танец интимный лиризм.

Чем смелее постановщик отступает от привычных шаблонов, тем более интересные решения приходят к нему взамен. «Вальс цветов» – традиционно кордебалетный номер – он строит вокруг мужского квартета. Сильные прыжки и воздушные туры заполняют проведения главной темы Вальса, драматичную кульминацию его средней части. Каждому солисту придана свита из четырех танцовщиц. Располагаясь вокруг своего корифея, они образуют живое подобие распустившегося бутона. Малые группы чередуются с общими «цветочными» построениями, складываемыми всем ансамблем. А между ними располагаются неизобразительные танцевальные фрагменты, длящие все ту же тему цветения.

Верность танцу, доверие его возможностям вызывает к жизни лучшие эпизоды пермского «Щелкунчика». Подмена естественного развития хореографической мысли надуманной концептуальностью неизменно приводит его автора к неудачам.

Это происходит в затянутом, занимающем по музыке часть выхода Дроссельмейера и следующие кукольные танцы, полупантомимном представлении о принцессе Пирлипат. Это вновь повторяется в «Вальсе снежинок». Бесконечная смена участников, в числе которых и герои, и группа танцующих детей-ангелочков, и собственно снежинки, введение без должной подготовки отсылок к старинному «Вальсу снежных хлопьев» Л.И. Иванова, не дают сложиться сколько-нибудь внятной форме. Перенасыщенностью движениями, их искусственным, вычурным комбинированием грешит дивертисмент второго акта.

И поистине странным выглядит финал, в котором хореограф стремится показать крушение детских грез.

Ради трагической перипетии порушена заданная П.И. Чайковским и М.И. Петипа (обязательная для классического балета!) структура Pas de deux. Изъятые из него вариации немотивированно возникают после дивертисмента и перед «Вальсом цветов». Оставленное на своем месте демонтировано в качестве хореографического центра спектакля. В середине дуэта хореограф прерывает течение танца. Маша мимирует охватившие ее сомнения, Щелкунчик-принц хватается за лицо и убегает в кулису. Оттуда он возвращается в кукольной маске, чтобы «умереть» (повалиться навзничь) вместе с другими персонажами Блюменбурга. После всплеска отчаяния героини, под все еще звучащую музыку адажио, меняются декорации. На фоне черной драпировки Маша встречается с Дроссельмейером, и к концу номера он вносит обессилившую крестницу в спальню. Странствия девочки продолжаются. Проснувшись (утром?), она мчится через затемненные (еще или уже?) петербургские улицы и попадает на народное гуляние. Чехарда коротких сценок, усугубленная в гастрольном спектакле накладками со светом, подводит к встрече Маши с племянником Дроссельмейера, двойником прекрасного принца из сна.

Рискну предположить, что сам балетмейстер раньше всех почувствовал надуманность развязки, и его желание видеть в главной роли Наталью Осипову было вызвано, в том числе, тайной надеждой на ее способность оправдать любые предлагаемые обстоятельства. Так оно в итоге и вышло. Свойственная балерине повышенная экспрессивность игры, не столь уж необходимая для предыдущего действия, заполнила и перекрыла скороговорку финала. Осипова заставила проникнуться смятением героини, поверить во внезапно нахлынувшие недетские страдания. Светлое обаяние ее партнера – Никиты Четверикова – убедило, что увиденная во сне сказка воплотится наяву.

© А. С. Галкин.
Данный текст охраняется авторским правом. Его прямое или скрытое цитирование без указания имени автора запрещено.

Latest Month

Февраль 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Тэги

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Jamison Wieser